Геморрагический синдром что это такое

Автор: | 29.08.2017

геморрагический синдром что это такое

Геморрагический синдром хорошо известен врачам различного профиля, широко представлен он и в инфекционной патологии, нередко являясь признаком тяжелого течения инфекций. Однако лишь в последние десятилетия наметилась тенденция к углубленному пониманию процессов гемостаза, позволившая объединить в единую теорию разрозненные представления о нарушениях гемостаза и объяснить с единых позиций такие противоположные, на первый взгляд, явления, как тромбоз и кровотечение.

Основными причинами возникновения геморрагических нарушений и тромбозов при инфекционных болезнях является сочетание изменений стенок сосудов, тромбоцитов, свертывающей — антисвертывающей системы крови и условий кровотока в капиллярах. В клинической практике могут встретиться геморрагические диатезы, связанные с врожденным или приобретенным недостатком, ингибицией того или иного компонента свертывающей системы (гемофилия, тромбоцитопеническая пурпура, симптоматические тромбоцитопении при анемиях, лейкозах и т. д.).

В диагностике этих состояний большое значение приобретают общий и семейный анамнез, отсутствие токсикоза и других признаков инфекций.

Геморрагический синдром что это такое

При инфекционных заболеваниях широко представлены все три основные причины нарушений гемостаза: вазопатия, коагулопатия и реологические нарушения в системе микроциркуляции. Однако при различных заболеваниях и формах тяжести болезни клинические проявления геморрагических диатезов могут быть выражены в весьма различной степени.

Так, вазопатия и тромбоцитопения преобладают при обычном течении геморрагических лихорадок,гриппа, сыпного тифа, лептосиироза, дифтерии, брюшного тифа, скарлатины, чумы, оспы и при других инфекциях. Коагулопатия и нарушения микроциркуляции наиболее выражены при менингококковой инфекции, сепсисе и при любой инфекции, протекающей с явлениями шока.

Основными проявлениями геморрагического диатеза являются петехиальная сыпь на кожных покровах и слизистых, положительные симптомы «щипка» и «жгута», более крупные кровоизлияния на коже и в местах инъекций и микротравм. Тяжелые проявления геморрагического синдрома могут сопровождаться гематурией и гемоколитом, кровотечениями из естественных отверстий тела, внутренними кровотечениями, кровоизлияниями и образованием гематом.

Ориентировочным признаком преобладания вазопатии и тромбоцитопении является петехиальный характер сыпи, положительные симптомы «щипка» и «жгута». Характерна первоочередность появления геморрагии в нежных участках кожных покровов — в локтевых сгибах, паху, подмышечных впадинах. Более обширные кровоизлияния и кровотечения свойственны коагулопатии и нарушениям капиллярного кровотока. Они наиболее выражены в дистальных участках конечностей и нижних частях тела, где особенности кровоснабжения способствуют возникновению геморрагии и тромбов, что в тяжелых случаях может привести к гангрене.

геморрагический синдром что это такое

Геморрагический синдром что это такое

HEALTHY NATION — MAIN PRIORITY

20 августа 2017 г. | 23:08

Геморрагический синдром что это такое Геморрагический синдром что это такое Геморрагический синдром что это такое

Геморрагический синдром что это такое

Healthy Nation — cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation — cпециализированный журнал для специалистов в области медицины |

Healthy Nation — cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation — cпециализированный журнал для специалистов в области медицины |

HEALTHY NATION — специализированное издание для врачей

Геморрагический синдром что это такое

ГЕМОРРАГИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ И СИНДРОМЫ — формы патологии, при которых отмечается повышенная склонность к кро­воточивости.

Различают наследственные и приобретенные формы геморрагических заболеваний. Наследственные формы связаны с наследственно детерменированными патолическими изменениями: сосудистой стенки; аномалиями мегакариоцитов и тромбоцитов; адгезивных белков плазмы крови; плазмен­ных факторов свертывающей системы крови. Большинство приобретенных форм кровоточивости связано с иммунными, иммунокомплексными, токси- коинфекционным и метаболическими поражениями кровеносных сосудов; различными повреждениями мегакариоцитов, тромбоцитов; приобретенны­ми нарушениями адгезивных молекул плазмы крови и факторов сверты­вающей системы крови; многофакторным повреждениями в коагулологической системе крови (острые ДВС-синдромы).

По патогенезу различают следующие группы геморрагических заболе­ваний и синдромов: 1) обусловленные первичным поражением сосудистой стенки с возможным вторичным вовлечением в процесс коагуляционных и тромбоцитарных механизмов гемостаза (наследственная геморрагическая телеангиэктазия Рандю — Ослера, синдром Элерса — Данлоса, синдром Марфана, гигантские гемангиомы Казабаха — Меррита, геморрагический васкулит Шенлейна — Геноха, эритемы, геморрагические лихорадки, гиповитаминозы С и В и др.); 2) обусловленные первичным повреждением мегакариоцитарно-тромбоцитарного ростка (тромбоцитопении, тромбоцитопатии); 3) обусловленные нарушениями свертываемости крови при гемофилиях, ингибиторных формах гемофилии, болезни Виллебранда, нарушением стабилизации фибрина, повышенным фибринолизом, в том числе при лечении прямыми и непрямыми антикоагулянтами, фибринолитиками (стрептокиназой, урокиназой и др.); 4) обусловленные комплексными нарушениями различных звеньев коагулологической системы крови (ост­рые ДВС-синдромы).

В особую группу включают различные формы так называемой артифициальной кровоточивости, вызываемой у себя самими больными вследствие расстройств психики путем механической травматизации тканей (нащипы­вание или насасывание синяков, травмирование слизистых оболочек и т.д.), тайным приемом лекарственных препаратов геморрагического действия (чаще всего антикоагулянтов непрямого действия — кумаринов, фенилина и др.), самоистязанием или садизмом на эротической почве и т.д. Реже встречаются тромбогеморрагические заболевания, протекающие с выражен­ной лихорадкой, — тромботическая тромбоцитопеническая пурпура (болезнь Мошковиц) и гемолитико-уремический синдром.

Различают следующие типы кровоточивости (Баркаган З. С., 1986).

Капиллярный, или микроциркуляторный (петехиально-синячковый) , тип характеризуется появлением на коже и слизистых оболочках петехиальных высыпаний, а также синяков и экхимозов на коже. Этот тип геморраги­ческого синдрома свойствен тромбоцитопениям и тромбоцитопатиям, болезни Виллебранда, а также дефициту факторов протромбинового комплекса (VII, X, V и II), некоторым вариантам гипо- и дисфибриногенемий, умеренной передозировке антикоагулянтов. Часто сочетается с кровоточивостью слизис­тых оболочек (носовыми кровотечениями), меноррагиями. Возможны тяже­лые кровоизлияния в головной мозг. При наследственных тромбоцитопатиях обычно отмечается синячковый тип геморрагического синдрома, петехиальная сыпь практически не встречается.

Гематомный тип геморрагического синдрома характеризуется болезнен­ными, напряженными кровоизлияниями в подкожную клетчатку, мышцы, крупные суставы, в брюшину и забрюшинное пространство (со сдавлением нервов, разрушением хрящей, костной ткани, нарушением функции опорно­двигательного аппарата), в некоторых случаях — почечными и желудочно­кишечными кровотечениями, длительными анемизирующими кровотече­ниями из мест порезов, ран, после экстракции зубов и хирургических вмешательств. Свойствен ряду наследственных нарушений свертываемости крови (гемофилии А и В, тяжелый дефицит фактора VII) и приобретенных коагулопатий — появлению в крови ингибиторов факторов VIII, IX, VIII + V, передозировке антикоагулянтов (забрюшинные гематомы). Гематомный тип характерен также для наследственной тромбоцитопатии с отсутствием пластиночного фактора 3.

Смешанный капиллярно-гематомный тип кровоточивости характеризу­ется петехиально-синячковыми высыпаниями, которые сочетаются с обшир­ными плотными кровоизлияниями и гематомами. При наследственном генезе кровоточивости этот тип свойствен тяжелому дефициту факторов VII и XIII, тяжелой форме болезни Виллебранда, а из приобретенных — харак­терен для острых ДВС-синдромов, значительной передозировке прямых и непрямых антикоагулянтов.

Васкулитно-пурпурный тип характеризуется геморрагиями в виде сыпи или эритемы (на воспалительной основе), возможно присоединение нефрита и кишечных кровотечений; наблюдается при инфекционных и им­мунных васкулитах.

Ангиоматозный тип наблюдается при телеангиэктазиях, ангиомах, арте- риовенозных шунтах, характеризуется упорными строго локализованными и привязанными к локальной сосудистой патологии геморрагиями.

При дифференциальной диагностике следует учитывать и боль­шие различия в частоте и распространенности геморрагических заболева­ний, одни из которых исключительно редки, тогда как на другие прихо­дится подавляющее большинство встречающихся в клинической практике случаев кровоточивости.

Общая диагностика геморрагических заболеваний и синдромов бази­руется на следующих основных критериях:

1) определение сроков возник­новения, давности, длительности и особенностей течения заболевания (появление в раннем детском, юношеском возрасте либо у взрослых и по­жилых людей), острое или постепенное развитие геморрагического синдро­ма, недавнее или многолетнее (хроническое, рецидивирующее) его течение;

2) выявление по возможности семейного (наследственного) генеза кровото­чивости (с уточнением типа наследования) либо приобретенного характера болезни; уточнение возможной связи развития геморрагического синдрома с предшествовавшими патологическими процессами, воздействиями (в том числе и лечебными — лекарственные препараты, прививки и др.) и фо­новыми заболеваниями (болезни печени, лейкозы, инфекционно-септичес­кие процессы, травмы, шок);

3) определение преимущественной локализа­ции, тяжести и типа кровоточивости. Так, при болезни Рандю —Ослера преобладают и часто являются единственными упорные носовые крово­течения; при патологии тромбоцитов — синяковость, маточные и носовые кровотечения, при гемофилиях — глубокие гематомы и кровоизлияния в суставы.

Геморрагические заболевания, обусловленные патологией сосудов.

Наследственная геморрагическая телеангиэктазия (геморрагический ангиоматоз, болезнь Рандю — Ослера) — наследственное заболевание, пере­даваемое по аутосомно-доминантному типу. Характеризуется истончением и недостаточным развитием на отдельных участках сосудистого русла субэндотелиального каркаса мелких сосудов, неполноценностью эндотелия.

Патогенез. В детском или юношеском возрасте образуются тонкостен­ные, легко кровоточащие и травмируемые малые ангиомы; в ряде случаев формируются артериовенозные шунты в легких и других органах, прочие признаки неполноценности мезенхимы — растяжимость кожи (резиновая кожа), слабость связочного аппарата (привычные вывихи, пролабирование створок клапанов сердца). Возможно сочетание с болезнью Виллебранда.

Клиническая картина. Преобладают рецидивирующие кровотече­ния из телеангиэктазий, расположенных чаще всего в полости носа. Реже кровоточат телеангиэктазы на кайме губ, слизистых оболочках ротовой полости, глотки, желудка. Число телеангиэктазий и кровотечений нарастает в период полового созревания и в возрасте до 20-30 лет. При наличии артериовенозных шунтов возникают одышка, цианоз, гипоксический эритро- цитоз; рентгенологически в легких обнаруживают единичные округлые или неправильной формы тени, нередко ошибочно принимаемые за опухоли. Возможно сочетание с пролабированием створок клапанов сердца (сердеч­ные шумы, аритмия), гипермобильностью суставов, вывихами и другими мезенхимальными нарушениями (геморрагические мезенхимальные дис­плазии, по З. С. Баркагану) и с дефицитом фактора Виллебранда (синдром Квика). Заболевание может осложниться циррозом печени.

Диагноз основан на обнаружении типичных телеангиэктазий, рециди­вирующих кровотечений из них, семейного характера заболевания (возможны и спорадические случаи). При частых и обильных кровотечениях развива­ется постгеморрагическая анемия; при артериовенозных шунтах — эритроцитоз, повышенное содержание гемоглобина в крови.

Лечение. В периоды кровотечений используют средства местной и общей гемостатической терапии — орошения тромбином с 5%-ным раствором аминокапроновой кислоты, тампонада полости носа масляными тампонами, отслойка слизистой оболочки в области кровотечения, прижига­ния. Более эффективна криотерапия. Иногда прибегают к хирургическому лечению (иссечение ангиом, пластика перегородки носа, перевязка и эмболизация артерий). Используют баротерапию, прижигания с помощью лазера. Все эти мероприятия часто дают лишь временный эффект. Введения викасола не показаны. При сопутствующем дефиците фактора Виллебранда показаны трансфузии свежезамороженной плазмы, введения криопреципитата. При анемизации — гемотрансфузии, введение препаратов железа.

Прогноз в большинстве случаев относительно благоприятный, но встре­чаются формы с неконтролируемыми кровотечениями.

Профилактика. Избегать травматизации слизистых оболочек в мес­тах расположения ангиом, смазывание слизистой оболочки носа ланолином (с тромбином) или нейтральными маслами.

Синдром Элерса—Данлоса — наследственное, передающееся по аутосомно-доминантному типу геморрагическое заболевание, дефект гемостаза, при котором преимущественно обусловлен генерализованным поврежде­нием коллагеновых структур. Характерны повышенная мобильность связоч­ного аппарата (с вывихами и подвывихами суставов, повышенная подвиж­ность органов, например, почек), тянучесть кожи (резиновая кожа), положи­тельный симптом «большого пальца» (большим пальцем руки пациент легко достает до соответствующего предплечья), отмечается высокая гибкость в суставах позвоночника. Геморрагический синдром обусловлен несостоятельностью коллагеновых структур базальной мембраны сосудис­той стенки, что приводит к патологии первичного гемостаза и появлению кровоточивости микроциркуляторного типа (синяки, экхимозы, носовые кровотечения, обильные меноррагии).

Лечение. Применяется диета, богатая соевыми продуктами (орехи и др.). Геморрагический синдром нивелируется применением отвара крапивы, в/м инъекций АТФ, приемом дицинона, антифибринолитиков (ПАМБА, гумбикс).

Синдром Марфана — мезенхимальная дисплазия, характеризующаяся гипермобильностью суставов, длинными конечностями и удлиненными фалангами пальцев рук (синдром «паучьих пальцев»). Геморрагический синдром характеризуется практически теми же признаками, как и при синдроме Элерса — Данлоса. Терапия направлена на улучшение функциони­рования первичного тромбоцитарно-сосудистого гемостаза (аскорутин, дицинон, антифибринолитики).

Геморрагический васкулит (анафилактоидная пурпура, иммунокомплексный васкулит, болезнь Шенлейна —Геноха) — кровоточивость, обусловленная поражением сосудов малого калибра иммунными комплек­сами и компонентами системы комплемента (см. Васкулиты системные в главе «Ревматические болезни»).

Геморрагические синдромы, обусловленные патологией тромбоци­тов: тромбоцитопении и тромбоцитопатии.

Тромбоцитопеническая пурпура (идиопатическая, аутоиммунная) — сборная группа заболеваний, объединяемая по принципу единого патогенеза тромбоцитопении: укорочения жизни тромбоцитов, вызванного наличием антител к тромбоцитам или иным механизмом их лизиса. Различают ауто­иммунную и гаптеновую иммунную тромбоцитопению. В свою очередь ауто­иммунная тромбоцитопения может быть как идиопатической, первичной, так и вторичной. В происхождении гаптеновых (иммунных) форм тромбоцито­пении ведущее значение имеют лекарственные препараты и инфекции.

Клиническая картина. Нарушен тромбоцитарно-сосудистый гемо­стаз. Характерны петехиальные высыпания, синяки и геморрагии различной величины и формы на коже; кровотечения из носа, десен, матки, иногда из почек, желудочно-кишечного тракта. Кровотечения возникают спонтанно; появлению синяков способствуют ушибы. Спленомегалия отсутствует. Забо­левание осложняется хронической железодефицитной анемией различ­ной тяжести. Течение заболевания может быть легким, средней тяжести и тяжелым.

Диагноз предполагается при наличии геморрагий на коже в сочета­нии с носовыми и маточными кровотечениями. Лабораторная диагностика: тромбоцитопения в анализах периферической крови, удлинение времени кровотечения по Дьюку или Айви, положительные пробы на ломкость капилляров, повышенное или нормальное содержание мегакариоцитов в костном мозге, повышение концентрации аутоантител к тромбоцитам либо непосредственно на их поверхности, либо в сыворотке крови, содержание в плазме крови растворимого гликокалицина также существенно повышено. Клинически диагноз аутоиммунной тромбоцитопении предполагают на основании отсутствия семейного анамнеза и других признаков наследствен­ного дефицита тромбоцитов, а также положительного результата кортико­стероидной терапии.

Лечение. Консервативное лечение — назначение преднизолона в началь­ной дозе 1 мг/кг в сутки. При недостаточном эффекте дозу увеличивают в 2­ — 4 раза (на 5-7 дней). Продолжительность лечения 1-6 мес в зависимости от эффекта и его стойкости. О результатах терапии свидетельствует прекраще­ние геморрагии в течение первых дней. Отсутствие эффекта (нормализации уровня тромбоцитов в крови при лечении преднизолоном) или его кратковременность (быстрый рецидив тромбоцитопении после отмены кор­тикостероидов) служит показанием к спленэктомии. Спленэктомия у взрос­лых, как правило, проводится через 6 мес от начала заболевания, у детей — через 12 мес. Абсолютными показаниями к спленэктомии являются тяже­лый тромбоцитопенический геморрагический синдром с мелкими множе­ственными геморрагиями на лице, языке, активными некупируемыми кровотечениями, начинающаяся геморрагия в мозг, а также тромбоцито­пения средней тяжести, но часто рецидивирующая и требующая постоянного назначения глюкокортикоидов. Терапию иммунных тромбоцитопений химиотерапевтическими препаратами — иммунодепрессантами (азатиоприн, циклофосфан, винкристин и др.) изолированно или в комплексе с преднизолоном назначают только при неэффективности кортикостероидной терапии и спленэктомии в условиях специализиро­ванного стационара и лишь по жизненным показаниям. При неэффектив­ности иммунодепрессантной терапии возможно проведение курса лече­ния с в/в введением поливалентного внутривенного иммуноглобулина — 5 дней по 400 мг/кг. Гемостаз осуществляют также путем тампонады (когда возможно), местного или внутривенного применения антифибринолитиков (аминокапроновая кислота, ПАМБА, трансамча, гумбикс), на­значения адроксона, этамзилата (дицинона) и других симптоматических средств. Маточные кровотечения купируют приемом аминокапроновой кислоты (внутрь по 8-12 г в день) или ПАМБА (внутрь по 250 мг 3 раза в день), местранола или фекундина.

Прогноз. При иммунологической редукции мегакариоцитарного рост­ка, а также при неэффективной спленэктомии прогноз ухудшается. Больные подлежат обязательной диспансеризации. Частоту посещений врача опреде­ляют тяжесть заболевания и программа лечения на данный момент.

Спленогенный тромбоцитопении — тромбоцитопении, обусловленные спленомегалией и гиперспленизмом.

Патогенез. Спленомегалии любого генеза могут сопровождаться повышенной секвестрацией и деструкцией тромбоцитов.

Диагноз основан на обнаружении тромбоцитопении при увеличенной селезенке и нормальном (или даже реактивно увеличенном) числе мегака- риоцитов в костном мозге. Лечение патогенетическое — спленэктомия.

Симптоматические тромбоцитопении , обусловленные нарушением тром- боцитообразования, встречаются при неопластических, апластических и дру­гих заболеваниях костного мозга (острые и хронические лейкозы, аплазии кроветворения различного генеза, миелофиброз, остеомиелосклероз, миелокар- циноматоз, болезнь Педжета и некоторые другие заболевания костей).

Диагноз устанавливают при выявлении заболевания кроветворной системы с тромбоцитопенией, нарушении мегакариоцито- и тромбоцитообразования по данным морфологического исследования костного мозга.

Лечение направлено на основное заболевание.

Тромбоцитопатии — заболевания, в основе которых лежит врожденная (чаще всего наследственная) или приобретенная качественная неполноцен­ность тромбоцитов. При ряде тромбоцитопатий возможна непостоянная вторичная тромбоцитопения (обычно умеренная), обусловленная укорочением продолжительности жизни дефектных тромбоцитов.

Тромбастения Гланцманна — наследственное заболевание, передаваемое по аутосомно-доминантному или неполному рецессивному типу, поражаю­щее лиц обоего пола.

Патогенез. В основе заболевания лежит генетически обусловленное снижение содержания гликопротеина IIb-IIIa на поверхностной мембране тромбоцитов. Выделяют два типа тромбастении Гланцманна: при I типе содержание гликопротеина IIb-IIIa на мембране тромбоцитов составляет менее 5% нормы; при II типе — количество рецептора IIb-IIIa составляет от 6 до 25% нормы. При тромбастении Гланцманна характерно отсутствие агрегационных функций тромбоцитов в ответ на воздействие физиологичес­ких активаторов (АДФ, коллаген, тромбин, адреналин). Агрегация с ристоце- тином сохранена. Необходимо отметить, что при тромбастении Гланцманна ретракция кровяного сгустка либо отсутствует, либо резко снижена.

Тромбоцитопатии с отсутствием коллаген-агрегации — наследствен­ная тромбоцитопатия, наследуемая по аутосомно-рецессивному типу, харак­теризуется отсутствием агрегации тромбоцитов в ответ на добавление коллагена.

Патогенез: в основе заболевания лежит отсутствие рецептора тромбоцитов — гликопротеина Ia.

Синдром Бернара — Сулье — наследственная тромбоцитопатия, наследуе­мая по аутосомно-рецессивному типу. Болеют лица обоего пола.

Патоге­нез: в основе патологии лежит отсутствие на поверхностной мембране тромбоцитов рецепторов — гликопротеинов Ib-IX-V. Заболевание характе­ризуется умеренной тромбоцитопенией, гигантским размером тромбоцитов, отсутствием агрегации тромбоцитов в ответ на добавление ристоцетина, агрегация с АДФ или коллагеном сохранена.

В лечении наследственных тромбоцитопатий эффективны дицинон, антифибринолитики, трансфузии тромбоцитной массы.

Геморрагические диатезы, обусловленные нарушениями в свертываю­щей системе крови.

Среди наследственных форм подавляющее большин­ство случаев (более 95%) приходится на дефицит компонентов факто­ра VIII (гемофилия А, болезнь Виллебранда) и фактора IX (гемофилия В), по 0,3-1,5% — на дефицит факторов VII, X, V и XI. Крайне редки (единичные наблюдения) формы, связанные с наследственным дефицитом других факторов — XII (дефект Хагемана), II (гипопротромбинемия), I (гиподисфибриногенемия), XIII (дефицит фибринстабилизирующего фак­тора). Среди приобретенных форм, помимо ДВС-синдрома, преобладают коагулопатии, связанные с дефицитом или депрессией факторов протромби- нового комплекса (II, VII, X, V), — болезни печени, обтурационная желтуха, кишечные дисбактериозы, передозировка антикоагулянтов — антагонистов витамина К (кумарины, фенилин), геморрагическая болезнь новорожденных; формы, связанные с появлением в крови иммунных ингибиторов факторов свертывания (чаще всего антител к фактору VIII); кровоточивость, обуслов­ленная гепаринизацией, введением препаратов фибринолитического (стрепто- киназа, урокиназа, актилизе) и дефибринирующего действия (арвин, анкрод, дефибраза, рептилаза, анцистрон-Н).

Гемофилии. Гемофилия А и В — рецессивно наследуемые, сцепленные с полом (Х-хромосомой) заболевания; болеют лица мужского пола, женщины являются передатчицами заболевания. Генетические дефекты характеризу­ются недостаточным синтезом или аномалией факторов VIII (коагуляцион­ная часть) — гемофилия А или фактора IX — гемофилия В. Временный (от нескольких недель до нескольких месяцев) приобретенный дефицит факто­ров VIII, реже — IX, сопровождающийся сильной кровоточивостью, наблю­дается и у мужчин, и у женщин (особенно в послеродовом периоде, у лиц с иммунными заболеваниями) вследствие появления в крови в высоком титре антител к этим факторам.

Патогенез. В основе кровоточивости лежит изолированное нарушение начального этапа внутреннего механизма свертывания крови, вследствие чего резко удлиняется общее время свертывания цельной крови (в том числе параметр R тромбоэластограммы) и показатели более чувствительных тестов — активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ) и др. Протромбиновое время (индекс) и конечный этап свертывания, а также все параметры тромбоцитарного гемостаза (число тромбоцитов и все виды их агрегации) не нарушаются. Пробы на ломкость микрососудов (манжеточная и др.) остаются нормальными.

Клиническая картина. Гематогенный тип кровоточивости с ранне­го детского возраста у лиц мужского пола, обильные и длительные кровотечения после любых, даже малых, травм и операций, включая экстрак­цию зубов, прикусы губ и языка и т.д. Характерны повторяющиеся кровоизлияния в крупные суставы конечностей (коленные, голеностопные и др.) с последующим развитием хронических артрозов с деформацией и ограничением подвижности суставов, атрофией мышц и контрактурами, инвалидизирующих больных, заставляющих их пользоваться ортопедичес­кой коррекцией, костылями, инвалидными колясками. Встречаются большие межмышечные, внутримышечные, поднадкостничные и забрюшинные гемато­мы, вызывающие иногда деструкцию подлежащей костной ткани (гемофили- ческие псевдоопухоли), патологические переломы костей. Возможны упорные рецидивирующие желудочно-кишечные и почечные кровотечения. Тяжесть заболевания соответствует степени дефицита антигемофилических факторов: при крайне тяжелых формах их уровень ниже 1%, при тяжелых — 1-2%, средней тяжести — 3-5%, легкой — больше 5%. Однако при травмах и операциях угроза развития опасных для жизни кровотечений сохраняется и при легких формах гемофилии, и лишь поддержание уровня факторов VIII или IX выше 30-50% обеспечивает надежный гемостаз.

Диагноз. Гемофилию предполагают у больных мужского пола с гематомным типом кровоточивости и гемартрозами, возникающими с раннего детства. Лабораторные признаки: удлинение общего времени свертывания крови при нормальных показателях протромбинового и тромбинового тестов. Для дифференциальной диагностики гемофилии А и В используют тест генерации тромбопластина, коррекционные пробы в аутокоагулограмме: при гемофилии А нарушение свертываемости устраняется добавлением к плазме больного донорской плазмы, предварительно адсорбированной сульфатом бария (при этом удаляется фактор IX, но сохраняется фактор VIII), но не устраняется нормальной сывороткой, продолжительность хранения которой 1-2 сут (содержит фактор IX, но лишена фактора VIII); при гемофилии В коррекцию дает старая сыворотка, но не ВаЯО^-плазма. При наличии в крови больного иммунного ингибитора антигемофилическо- го фактора («ингибиторная» форма гемофилии) коррекцию не дают ни БаЯО^-плазма, ни старая сыворотка, мало нарастает уровень дефицитного фактора в плазме больного после в/в введения его концентрата или донорской плазмы. Титр ингибитора определяют по способности разных разведений плазмы больного нарушать свертываемость свежей нормальной донорской плазмы.

Кофакторная (компонентная) гемофилия — очень редкая форма. Тип наследования аутосомный. Низкая активность фактора VIII устраняется в тесте смешивания плазмы исследуемого с плазмой больного гемофилией А. Время кровотечения, адгезивность тромбоцитов, уровень в плазме фактора Виллебранда и его мультимерная структура не нарушены, что отличает кофакторную гемофилию от болезни Виллебранда.

Лечение. Основной метод — заместительная гемостатическая терапия криопреципитатом или концентратами фактора VIII (при гемофилии А) или фактора IX — препарат ППСБ, концентрат фактора IX (при гемофи­лии В). При отсутствии этих препаратов или неустановленной форме гемофилии — введение в/в струйно больших объемов свежезамороженной плазмы, содержащей все необходимые факторы свертывания. При гемофи­лии А криопреципитат вводят в зависимости от тяжести геморрагии, травм или хирургического вмешательства в дозах от 10 до 30 ЕД/кг 1 раз в сутки, плазму — в дозах по 300-500 мл каждые 8 ч. При гемофилии В вводят концентраты фактора IX по 4-8 доз в сутки либо концентрат нативной плазмы по 10-20 мл/кг в сутки ежедневно или через день. При анемизации прибегают также к трансфузиям свежей (1-2 дня хранения) одногруппной эритроцитной массы. Трансфузии крови и плазмы от матери больному ребенку нецелесообразны: у передатчиц гемофилии уровень антигемофильных факторов существенно снижен.

Показания к заместительной терапии: кровотечения, острые гемартрозы и гематомы, острые болевые синдромы неясного генеза (часто связаны с кровоизлияниями в органы), прикрытие хирургических вмешательств (от удаления зубов до полостных операций). Причины неудач: разведение и медленное (капельное) введение концентратов факторов или плазмы, дробное введение их малыми дозами, одновременные вливания кровезамени­телей (5%-ный раствор глюкозы, полиглюкин, гемодез и т.д.), снижающих путем разведения концентрацию антигемофильных факторов в крови больно­го. При «ингибиторных» формах сочетают плазмаферез (удаление антител к факторам свертывания) с введениями очень больших количеств концент­ратов факторов и преднизолона — до 4-6 мг/кг в сутки.

Лечение. В остром периоде гемартроза — возможно более ранняя заместительная гемостатическая терапия в течение 5-10 дней, при боль­ших кровоизлияниях — пункция сустава с аспирацией крови и введением в его полость гидрокортизона или преднизолона (при строгом соблюде­нии асептики). Иммобилизация пораженной конечности на 3-4 дня, затем — ранняя лечебная физкультура под прикрытием криопреципитата; физиоте­рапевтическое лечение, в холодном периоде — грязелечение (в первые дни под прикрытием криопреципитата). При всех кровотечениях, кроме почеч­ных, показан прием внутрь аминокапроновой кислоты по 4-12 г в сутки (в 6 приемов) или других антифибринолитиков (ПАМБА, трансамча). Локальная гемостатическая терапия: аппликация на кровоточащую поверх­ность тромбина с гемостатической губкой и аминокапроновой кислотой. Викасол и препараты кальция неэффективны и не показаны.

Остеоартрозы, контрактуры, патологические переломы, псевдоопухоли требуют восстановительного хирургического и ортопедического лечения в специализированных отделениях. При артралгиях противопоказано назна­чение нестероидных противовоспалительных препаратов, резко усиливаю­щих кровоточивость.

1. Медико-генетическое консультирование, определе­ние пола плода и наличия в его клетках гемофилической X-хромосомы.

2. Профилактика гемартрозов и других геморрагий: диспансеризация больных, рекомендации определенного образа жизни, устраняющего возмож­ность травм, раннее использование допустимых видов лечебной физкультуры (плавание, атравматичные тренажеры). Организация раннего введения антигемофилических препаратов на дому; рентгенотерапия пораженных суставов, хирургическая и радионуклидная синовэктомия. В наиболее тяжелых случаях систематическое (2-3 раза в месяц) профилактическое введение концентрата факторов VIII или IX.

Болезнь Виллебранда — один из наиболее частых наследственных геморрагических диатезов. Аутосомно-наследуемый дефицит или аномаль­ная структура синтезируемого в мегакариоцитах и эндотелии сосудов макромолекулярного фактора Виллебранда.

Патогенез. Нарушается взаимодействие стенок сосудов с тромбоцита­ми, вследствие чего повышается ломкость микрососудов (положительные пробы на ломкость капилляров), при большинстве форм резко возрастает время кровотечения, снижается адгезивность тромбоцитов к субэндотелию и их агглютинация под влиянием ристоцетина. Одновременно в большей или меньшей степени снижается коагуляционная активность фактора VIII, что сближает болезнь Виллебранда с легкими формами гемофилии А (отсюда старое название болезни — ангиогемофилия).

Клиническая картина. У женщин с профузными меноррагиями болезнь часто протекает намного тяжелее, чем у мужчин. Тип кровоточиво­сти в тяжелых случаях смешанный, в более легких — микроциркуляторный.

При незначительной травматизации возникают геморрагии в кожу и под­кожную клетчатку, носовые и маточные кровотечения, часто ошибочно расцениваемые как дисфункциональные, реже — желудочно-кишечные, внутричерепные. Гемартрозы редки и поражают лишь единичные суставы, не ведут к глубоким нарушениям функции опорно-двигательного аппарата. Наиболее мучительны изнуряющие и анемизирующие меноррагии, из-за которых иногда приходится прибегать к экстирпации матки. Во время беременности фактор Виллебранда при одних формах нормализуется и роды протекают нормально, при других — остается сниженным и роды осложняются при отсутствии адекватной терапии опасными для жизни кровотечениями. Возможно сочетание болезни Виллебранда с различными мезенхимально-сосудистыми дисплазиями — телеангиэктазией (форма Квика), артериовенозными шунтами, пролабированием створок клапанов сердца, слабостью связочного аппарата и т.д.

Диагноз устанавливают по типичной форме пожизненной кровоточиво­сти и выявлению в разных сочетаниях следующих признаков: положитель­ных проб на ломкость капилляров; удлинения времени кровотечения, особенно в пробе с наложением манжеты (+40 мм рт. ст.) по Айви при нормальном содержании тромбоцитов в крови, нормальной их величине; снижения адгезивности тромбоцитов к стеклу и коллагену, снижения агглютинации их под влиянием ристоцетина и одновременного снижения свертываемости крови при исследовании активированного частичного тромбопластинового времени. При большинстве форм снижены активность фактора Виллебранда в плазме и (или) тромбоцитах, а также уровень связанного с ним антигена. Коагуляционная активность фактора VIII при одних формах снижена, при других — нормальна. После трансфузии свежей донорской плазмы или введений криопреципитата активность фактора VIII при болезни Виллебранда возрастает в большей степени и на более длительный срок, чем при гемофилии А. Ряд форм болезни Виллеб­ранда связан с неправильным распределением этого фактора между плазмой и тромбоцитами (например, в тромбоцитах их мало, в плазме — много или наоборот) и нарушением его мультимерной структуры.

Лечение. При кровотечениях и хирургических вмешательствах — введения криопреципитата и струйно свежезамороженной плазмы. Дозы и частота их введения могут быть в 2-3 раза меньше, чем при гемофилии А. С первого и до последнего дня менструального цикла, а также при носовых и желудочно-кишечных кровотечениях назначают внутрь аминокапроновую кислоту (8-12 г/сут) или другой антифибринолитик, либо осуществляют гормональный гемостаз.

Профилактика. Избегать браков между больными (в том числе между родственниками) в связи с рождением детей с тяжелой гомозиготной формой болезни.

Дефицит фактора XI (гемофилия С) — редкое аутосомно-наследуемое заболевание (чаще встречается у евреев), характеризующееся слабым наруше­нием внутреннего механизма начального этапа свертывания крови, отсутстви­ем или незначительной выраженностью геморрагии.

Клиническая картина. Чаще всего болезнь протекает бессимптомно и случайно выявляется при исследовании свертывающей системы крови. Спонтанная кровоточивость отсутствует или незначительна. Травмы и опера­ции в ряде случаев (не всегда даже у одного и того же больного) осложняются кровотечениями.

Диагностика основана на выявлении нарушения начального этапа свертывания крови (АЧТВ) при нормальном протромбиновом и тромбиновом времени. В коррекционных тестах нарушение исправляют добавлением как нормальной BaSO,-плазмы, так и нормальной сыворотки (отличие от легчайших форм гемофилии А и В).

Лечение. В большинстве случаев лечения не требуется. При опера­циях и родах, осложненных кровотечениями, — струйные трансфузии свежезамороженной плазмы. Профилактика такая же, как при болезни Виллебранда.

Диспротромбии — геморрагические диатезы, обусловленные наслед­ственным дефицитом факторов протромбинового комплекса — VII (гипопроконвертинемия), Х (болезнь Стюарта—Прауэра), II (гипопротромбинемия) и V (гипоакцелеринемия). Дефицит перечисленных факторов часто встреча­ется как приобретенный дефект системы гемостаза, но редко (факторы VII, X, V) или крайне редко (фактор II) как наследственный дефект.

Клиническая картина. При легких формах — микроциркуляторный, при более тяжелых — смешанный тип кровоточивости. Гемартрозы редки (преимущественно при дефиците фактора VII).

Диагноз. При всех формах значительно удлинено протромбиновое время (снижен протромбиновый индекс) при нормальном тромбиновом времени. Внутренний механизм свертывания (активированное частичное тромбопластиновое время) нарушен при дефиците факторов X, V и II, но остается нормальным при дефиците фактора VII. Разграничение дефицита факторов X, V и II проводят с помощью корригирующих проб, тестов со змеиными ядами, путем количественного определения каждого из факторов.

Приобретенные формы дефицита факторов протромбинового комп­лекса чаще всего обусловлены приемом антикоагулянтов непрямого действия (кумаринов — пелентана, синкумара и др., фенилина), К-витаминной недостаточностью при обтурационной желтухе и кишечном дисбактериозе, тяжелыми заболеваниями печени, системным амилоидозом, чрезмерной депрессией этих факторов (ниже 20% нормы) на 3-7-й день после рождения (геморрагическая болезнь новорожденных). Следует, однако, учитывать, что в указанных ситуациях кровоточивость часто возникает и вследствие одновременного развития ДВС-синдрома.

Клиническая картина. Комплексный приобретенный дефицит витамин К-зависимых факторов первоначально проявляется петехиально- синячковой кровоточивостью (в частности, геморрагиями в местах инъек­ций, носовыми и десневыми кровотечениями, гематурией), затем более обширными кровоподтеками и гематомами в области спины, в забрюшин- ном пространстве, геморрагиями в брюшину и стенку кишок, нередко имитирующими острый живот, меленой, иногда кровоизлияниями в мозг.

Диагноз устанавливают по наличию геморрагического синдрома и характерных нарушений гемостаза — резкого снижения протромбинового индекса и свертываемости в общих коагуляционных тестах (АЧТВ) при нормальных тромбиновом времени, уровне фибриногена, отрицательных паракоагуляционных тестах, нормальном содержании в крови тромбоцитов. Учитывают предшествующие заболевания и воздействия, в том числе возмож­ность отравления кумаринами (лекарственные формы, крысиный яд и др.).

Лечение. При наследственном дефиците факторов протромбинового комплекса — заместительная терапия (свежезамороженная плазма, введение препарата ППСБ в/в). При приобретенных формах — такая же терапия и введение водорастворимых препаратов витамина К (викасол, канавит, канакион) до купирования кровоточивости и нормализации протромбиново­го времени.

Дисфибриногенемии — наследственные молекулярные аномалии фиб­риногена, характеризующиеся либо замедлением свертывания этого белка под влиянием тромбина и тромбиноподобных ферментов, либо неправильной его полимеризацией, либо изменением чувствительности к фибрино- лизину (плазмину). Кровоточивость (как правило, легкая петехиально- синячковая) выявляется лишь при некоторых формах, тогда как при большинстве форм нет угрозы кровотечений или имеется наклонность к тромбозам.

Лечение в большинстве случаев не показано; при острых обстоятель­ствах (большие операции, множественный тромбоз) — плазмаферез с за­меной таким же объемом свежезамороженной плазмы (по 800-1000 мл в день в течение 2-3 дней).

Геморрагический синдром у детей: признаки и лечение

Геморрагический синдром что это такое

Повышенная кровоточивость кожи и слизистых оболочек носит название «геморрагический синдром». У детей данное заболевание возникает в связи с наличием различных диатезов: тромбоцитопении, вазопатии или коагулопатии, а также может быть следствием неопластических поражений соединительной ткани и различных аномалий. Очень часто геморрагический синдром у детей служит признаком гемофилии – наследственного заболевания сниженной свертываемости крови.

Ранний геморрагический синдром у новорожденных детей развивается вследствие недостаточного синтеза витамина К. Встречается у 0,25-0,5% новорожденных. Причиной его появления может послужить прием матерью антибиотиков, салицилатов, фенобарбиталов. Признаками геморрагического синдрома новорожденных служат:

  • кожные геморрагические высыпания;
  • пупочное кровотечение;
  • кровотечения из ЖКТ (редко);
  • кровоизлияние в мозг (очень редко).

Развитие геморрагических симптомов у детей может произойти также на 2-4 сутки после рождения. Это так называемый «классический9raquo; геморрагический сидром новорожденных. Его наличие характерно для недоношенных детей и детей с ЗУВР (задержка внутриутробного развития), а также для детей, рожденных от матерей с патологиями ЖКТ, гестозами или дисбактериозом. Признаками классического геморрагического синдрома у детей служат:

  • кровь в испражнениях;
  • кровавая рвота;
  • пупочное кровотечение;
  • гематурия;
  • кровотечения из носа;
  • маточные кровотечения;
  • кровоизлияние в мозг, надпочечники, легкие (очень редко).

Геморрагический синдром у детей может развиваться и на более поздних этапах жизни, после третьей недели. Развивается на фоне приема цефалоспоринов, при дисбактериозе и вследствие отсутствия профилактики после рождения. Признаки позднего геморрагического синдрома у детей:

Основное лечение направлено на лечение заболевания, вызвавшего геморрагический синдром. Общие методы лечения детского геморрагического синдрома включают:

  • внутримышечное или внутривенное введение витамина К (викасола);
  • применение местных кровоостанавливающих препаратов (аминокапроновая кислота, гемостатическая губка, тромбин);
  • введение препаратов, повышающих агрегацию тромбоцитов и имеющих ангиопротекторные свойства (этамзилат);
  • переливание крови и плазмы (в тяжелых случаях).

В целях профилактики появления геморрагического синдрома у детей раннего периода жизни производится пережатие пуповины в течение нескольких секунд после родов, раннее прикладывание к груди и введение викасола в первые 1-3 дня после рождения.

На раннем этапе появления симптомов детского геморрагического синдрома лечение проводится в стационаре роддома. На более поздних сроках, в зависимости от степени тяжести заболевания, выявленной после обследования, вполне возможно лечение в домашних условиях, но под обязательным контролем педиатра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *