Гемотрансфузия

Автор: | 29.08.2017

ОСТРАЯ КРОВОПОТЕРЯ И ГЕМОТРАНСФУЗИЯ. ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ И ЖИЗНЕННАЯ ПРАКТИКА

Гемотрансфузия

Тимербаев Владимир Хамидович, профессор, д.м.н.,руководитель отделения анестезиологии НИИ СП

им. Н.В. Склифосовского

Валетова Валерия Вячеславовна, к.м.н., старший научный сотрудник отделения анестезиологии НИИ

СП им. Н.В. Склифосовского

Кобзева Елена Николаевна, к.м.н., зав. отделением клинической, производственной трансфузиологии и

гравитационной хирургии крови НИИ СП им. Н.В. Склифосовского

Никитина Ольга Владимировна, к.м.н., старший научный сотрудник отделения общей реанимации НИИ

СП им. Н.В. Склифосовского

Тимербаев В.Х.: В долгой истории борьбы человечества за выживание под постоянной угрозой различных травм и заболеваний начало эры гемотрансфузии по своей значимости можно сравнить с появлением антибиотиков. Первые упоминания о попытках переливания крови относятся еще к XIX в. Но только в начале XX в. после открытия Ландштейнером групп крови и, особенно, к середине столетия после установления резус-фактора гемотрансфузия перестала быть непредсказуемой и превратилась в жизнеспасающую процедуру. Невозможно подсчитать, какое количество крови перелито с тех пор, сколько человеческих жизней спасено. Период расцвета донорской гемотранс-

фузии продолжался до 80-х годов прошлого века, и к этому моменту уже была сформирована эффективная

служба заготовки и хранения крови.

Но в то же время стали прорисовываться и отрицательные эффекты переливания крови, такие как посттрансфузионные реакции, гемотрансмиссивные инфекции, иммуносупрессия, что в конечном итоге

привело к переоценке показаний к гемотрансфузии.В настоящее время активно внедряются программы

бескровной хирургии, в отдельных случаях пропагандируется даже полный отказ от переливания крови.

Следует признать и тот факт, что мы до сих пор не научились в должной степени оценивать компенсаторные возможности организма в ответ на острую кровопотерю.

Поэтому вопрос «переливать или не переливать»еще какое-то время будет стоять перед человечеством.

Кобзева Е.Н.: Необходимо отметить, что переливание донорской крови относится к разряду достаточно жестко регламентированных медицинских процедур. Прежде всего практикующий врач при назначении

компонентов донорской крови может опираться на официальный документ — Приказ МЗ РФ от 25 нояб-

ря 2002 г. № 363 «Об утверждении Инструкции по применению компонентов крови». В этом приказе подробно описаны все применяющиеся в настоящее время компоненты крови, сформулированы показания к их использованию, описаны правила переливания и возможные осложнения. Как правило, министерский приказ на местах дублируется отдельным приказом по лечебно-профилактическому учреждению, который учитывает особенности осуществления гемотрансфузии в конкретном стационаре. Из раздела 7.1. «Показания к переливанию переносчиков газов крови» Приказа МЗ РФ от 25 ноября 2002 г. № 363 следует, что показанием к переливанию переносчиков газов крови при острой анемии вследствие массивной кровопотери принято считать утрату 25–30% объема циркулирующей крови, сопровождающуюся снижением уровня гемоглобина ниже 70–80 г/л, гематокрита

ниже 25% и проявляющуюся циркуляторными нарушениями. Переливание одной единицы эритроцитной массы (т.е. количества эритроцитов из одной кроводачи объемом 450±45 мл) повышает, как правило,уровень гемоглобина примерно на 10 г/л и уровень гематокрита на 3%В НИИ СП им. Н.В. Склифосовского при компенсации острой кровопотери преимущественно используются методы аутогемотрансфузии и, особенно,реинфузии аутокрови. Что же касается назначения эритроцитарных компонентов донорской крови, то сотрудники отделения клинической трансфузиологии института объективным показанием для их назначения также считают уровень гемоглобина 75 г/л и гематокрита 25%. Допускается, что у пациентов пожилого и старческого возраста, а также у больных с сердечно-

сосудистой патологией критический уровень гемоглобина может быть повышен до 100 г/л.

Показанием к применению свежезамороженной донорской плазмы становится необходимость компенсировать потерю свертывающих факторов при массивной кровопотере, лечебном плазмаферезе или развитии ДВС-синдрома.

Валетова В.В.: Клиницисты, в частности анестезиологи и реаниматологи, не подвергают сомнению и критике существующий приказ министерства. В то же время на проблему лечения острой кровопотери они

смотрят с несколько иных позиций.

Острую кровопотерю следует отнести к наиболее активно изучаемым проблемам экстренной медицины.

Кровопотеря — это сложный патологический процесс,развивающийся вследствие кровотечения, объединяющий ранние и поздние компенсаторно-приспособительные реакции на снижение объема циркулирующей

крови, переносчиков кислорода и других факторов,утрачиваемых с кровью. В обыденном сознании медика понятие «кровопотеря» (патологический процесс)часто замещается понятием «утраченный объем крови», что нельзя считать эквивалентом. Это приводит к недопониманию сложного процесса, который имеет свои фазы развития, а общая продолжительность кровопотери как патофизиологического синдромокомплекса сводится лишь к моменту остановки кровотечения. Необходимо подчеркнуть, что объем и качественное наполнение терапии кровопотери зависят от фаз процесса и степени тяжести кровопотери, а общая продолжительность лечения может достигать

Современные классификации острой кровопотери остаются малоизвестными. В нашей стране чаще пользуются классификацией П.Г. Брюсова (1997), которая в том числе ориентирована на объем потерянной крови (в % от объема циркулирующей крови), дефицит эритроцитов (в % от нормы) и клинику.

Гемотрансфузия при острой массивной кровопотере зачастую превращается в элемент реанимационного пособия и проводится в режиме реанимационных мероприятий. Поэтому вопрос показаний к экстренному началу гемотрансфузии остается актуальным и в настоящее время. В соответствии с упомянутым ранее

Приказом МЗ РФ № 363 от 2002 г. показанием к началу гемотрансфузии следует считать снижение гемоглоби-

на до уровня менее 75 г/л и гематокрита менее 25%, а также выраженные клинические признаки гипоксии

(нестабильная гемодинамика, одышка в покое, ухудшение показателей кислородного баланса).

В НИИ СП им. Н.В. Склифосовского имеется большой опыт лечения пострадавших с тяжелой сочетанной травмой, сопровождающейся активным кровотечением. Практика показывает, что приблизительно у половины пациентов уровень гемоглобина превышал значение триггера и составил 92±1,4 г/л. При кровотечении теряются и эритроциты, и плазма, поэтому в начальном периоде уровень гемоглобина не изменяется. Затем развивается первая фаза компенсации, когда в кровеносное русло поступают эритроциты из депо, а позже набирает силу аутогемодилюция, направленная на поддержание внутрисосудистого объема жидкости.

Аутогемодилюция и дилюция вследствие инфузионной терапии приводят к снижению уровня гемоглоби-

на. Процесс аутогемодилюции начинает развиваться в течение первых часов, однако своего пика достигает

только ко 2–3-м суткам.

Средний объем учтенной кровопотери в наших наблюдениях достигал 2727±93 мл, интраоперационный объем гемотрансфузии — 1091±38 мл (возвращено 40,5±0,7% утраченных эритроцитов). Обращало на себя внимание то, что уровень гемоглобина при этом практически не изменялся (92±1 г/л), хотя по ряду признаков около половины больных по-прежнему нуждались в гемотрансфузии.

Однократное определение уровня гемоглобина гематокрита не может служить показанием для назначения или прекращения гемотрансфузии на ранних стадиях острой массивной кровопотери и не отражает компенсацию глобулярного объема.

Принято считать, что ведущим звеном патогенеза кровопотери становится гипоксия (гемическая, циркуляторная и тканевая), что отражается на показателях кислородного баланса. Основная цель интраоперационной гемотрансфузии — увеличить транспорт кислорода, повысив количество переносчиков (эритроцитов). Поэтому обычно мы ожидаем, что после окончания гемотрансфузии показатели кислородного баланса незамедлительно улучшатся. При этом мы забываем, что гемотрансфузия — наиболее распространенная форма трансплантации ткани, и возвращенным в русло эритроцитам требуется время для адаптации. К тому же остается малоизвестным тот факт, что при острой массивной кровопотере около 10–20% донорских эритроцитов депонируется, видимо, с целью создания резерва в случае возможного прогрессирования острой анемии. Как правило, показатели кислородного баланса непосредственно после гемотрансфузии значимо не изменяются. Насыщение гемоглобина смешанной венозной крови кислородом повышается с 66,5±5,1 до 73,7±3,4% (статистически недостоверно), при этом значимо возрастает уровень лактата — с 3,79±0,19 до 4,89±0,27 ммоль/л. Увеличение уровня лактата может быть обусловлено реперфузией с вымыванием кислых продуктов из периферических тканей или прогрессированием ишемии. Также нельзя исключить вклад активно работающих эритроцитов,выделяющих в процессе жизнедеятельности лактат как нормальный продукт собственного метаболизма.

Таким образом, во время операции немедленная динамика глобальных показателей кислородного баланса

непосредственно после гемотрансфузии отсутствует.На первый взгляд, опираясь на полученные данные,

можно прийти к ошибочному заключению, что интраоперационная гемотрансфузия не сказывается на

результатах лечения. Однако, оценив влияние степени полноты возврата эритроцитов (в % от утраченного)

на вероятность смертельного исхода у пострадавших с острой кровопотерей, мы выявили высокозначимую

зависимость. Так, чем меньше у больных с острой массивной кровопотерей было возвращено за время

операции эритроцитов, тем выше у них вероятность смерти. С другой стороны, нельзя сбрасывать со счетов неблагоприятные результаты больших объемов гемотрансфузии, что также увеличивает риск смерти.

Рассмотрев различные аспекты гемотрансфузии,мы выяснили, что риск смертельного исхода в первую очередь связан с увеличением объема перелитых донорских эритроцитов. Это отражалось как на модели логистической регрессии при прогнозировании риска, так и в отношении шансов при сравнении результатов трансфузии донорских и аутоэритроцитов.

Преимущественное применение интраоперационной аппаратной реинфузии крови позволило значительно увеличить объем аутогемотрансфузии, которую в настоящее время мы используем у подавляющего

большинства пациентов, и повысить эффективность лечения. Шанс выжить при преимущественном применении донорских эритроцитов у больных с острой массивной кровопотерей, по нашим данным, составляет

0,471 (0,356–0,622). Преимущественное использование аутоэритроцитов (более 50% объема интраоперационной гемотрансфузии) повышает шансы пациентов выжить до 1,322 (1,159–1,509), что, естественно, отражается на доле выживших больных. Так, при преимущественном применении донорских эритроцитов выжили 62% пациентов, при преимущественной аутогемотранфузии — 82%.

Никитина О.В.: Современное развитие анестезиологии позволяет эффективно обеспечивать интраопе-

рационную компенсацию витальных функций. Однако в послеоперационном периоде быстро прогрессирующая полиорганная недостаточность остается существенным препятствием для выживания. В раннем послеоперационном периоде у пострадавших с кровопотерей включаются дополнительные механизмы

Так как предшествующие дефицит кислорода и нарушения тканевого газообмена являются центральным звеном необратимой метаболической дезинтеграции, то актуальными остаются исследования динамики нарушений и восстановления кислородной емкости крови, содержания кислорода в крови (СаО2).

Метаболическая дезинтеграция замыкается в известные порочные круги и приводит к деструкции и массовой гибели клеток. Центральное звено — дефицит кислорода, нарушенный тканевой газообмен (деструк-

ция, гибель клеток).

Из операционной, как правило, пациентов вывозят с относительно компенсированным глобулярным объемом, в значительной степени благодаря широкому использованиию аппаратной реинфузии аутоклеточ-

В течение первых 3 сут послеоперационного периода у большинства пострадавших отмечается устойчивая тенденция к снижению показателей гемоглобина и гематокрита. И это несмотря на то, что весь этот период восполнение эритроцитарного компонента продолжается в значительных объемах.

Одновременно к 3-м суткам в значительной степени ухудшаются показатели оксигенирующей функции

легких, развивается синдром острого повреждения легких. Исходя из расчетной формулы содержания кислорода в артериальной крови, прослеживается существенное влияние уровня гемоглобина на общий транспорт кислорода. Фактически в ранние сроки после массивной кровопотери в период глубокой метаболической дезинтеграции при отсутствии резервов адаптации на фоне критического падения кислородного транспорта и прогрессирующей полиорганной недостаточности считается целесообразным и обоснованным расширение показаний для трансфузии препаратов эритроцитов.

Тимербаев В.Х.: Таким образом, наш опыт показывает, что при лечении пострадавших с острой массивной кровопотерей следует опираться на нормативные документы как на базовую составляющую. При этом необходимо рационально подходить к интраоперационному и послеоперационному назначению эритроцитарных компонентов. Принципиально важно ориентироваться не только на цифровые показатели(гемоглобин, гематокрит, показатели кислородного баланса), но и на клинику, темп кровотечения и объем кровопотери, которые могут опережать изменения традиционных лабораторных показателей. Повысить эффективность лечения и выживаемость больных позволяет применение современных методов гемотрансфузии — интраоперационной аппаратной реинфузии

Кровопотеря и гемотрансфузия — Зильбер А.П. — Принципы и методы бескровной хирургии

Год выпуГемотрансфузияска: 1999

Волнения возникают в крови, иногда она даже кипит, но зато и остывает. Кровь может быть холодной или горячей, дурной, голубой и т.п. В нас может заговорить кровь предков, характер бывает сангвинический (то есть кровяной) — кровь образно отражает в языках многих народов наши эмоции, мысли, действия.

Нельзя сказать, что кровь — редкое исключение в поэтических метафорах, образах и в просторечии. В сердце может поселиться любовь и ненависть, с последним выдохом из лёгких уходит жизнь, дурное настроение англичане называют сплин, т.е. связывают его с селезёнкой, можно, наконец, сидеть у кого-нибудь в печёнках, после чего сидящего там нередко посылают к какому-нибудь другому органу, функционально предназначенному для совсем других целей.

Законы языка и происхождения слов требуют сопоставления выражений с развитием общества, подобно тому, как законы медицины должны быть основаны на постоянно развивающихся биологии и физиологии. Может, однако, создаться впечатление, что до последних лет отношение медицины к крови как органу (системе) почти не менялось на протяжении многих веков, хотя физиологическое познание крови отнюдь не стояло на месте.

Что было тысячелетия тому назад?

Кровь обожествлялась большинством религий, её выпускали над жертвенниками, проливали за бога, царя и отечество, но никогда в древности не пытались лечить кровь или управлять ею.

Правда, в течение нескольких веков — вплоть до 20 в. — применялось кровопускание, которое было одним из самых распространённых методов лечения многих разнообразных болезней. Трудно понять, было ли увлечение медицины кровопусканием следствием каких-то зачаточных представлений о функциях крови и кровообращения, или оно являлось атавистическим возвратом к древним жертвоприношениям.

Что есть сегодня или было до самых последних лет?

Кровь по прежнему обожествляют, о чём свидетельствуют укоренившиеся на протяжении веков медицинские представления, не только не исходящие из данных развивающейся физиологии, но иногда даже противоречащие им.

Например, с помощью крови, вводящейся внутривенно (а в прошлом — выпиваемой или омывающей тело) пытались омолодиться, лечить многие болезни, даже достичь бессмертия и т.д. И это происходило не только в эпоху Средневековья, но некоторые элементы такого антифизиологичного обожествления сохранились чуть ли не до середины текущего столетия!

Чего стоит гемотрансфузия при кровопотере по принципу капля за каплю невзирая на давно изученные физиологические механизмы аутокомпенсации, на хорошо известную генетическую инородность любой донорской крови, на развитую индустрию производства и подробно изученную клиническую физиологию кровезаменителей!

А чем, кроме пережитков, пришедших из древних жертвенников, оправдана трансфузия тёплой крови! Неподтверждёнными достоверно особыми свойствами прямого переливания от донора?

Конечно, человечеству необходимы традиции, ритуалы и принципы поведения, исторически сложившиеся в далёкие века, пусть даже они совершенно не нужны сегодня. Соблюдение традиций требуется как напоминание, что Человек — это животное, которое имеет идеалы, и таковым он останется до тех пор, пока оголтелый утилитаризм не вышибет из него последний идеал.

Но традиции не должны превращаться в тесные ботинки, которые могут быть красивы, блес-кучи, но мешают свободно ходить. Полагаем, что сегодня значительная часть гемотрансфузий оправдана только традициями, и они нередко приносят значительно больше вреда, чем пользы. Принципы научно-доказательной медицины, пока ещё очень робко, внедряются в объективную оценку гемотрансфузий, но они уже подтверждают такой взгляд. И до тех пор, пока отношение к гемотран-сфузии основывается не на научных доказательствах, а главным образом на традициях, происходят и видимые немедленные осложнения, и невидимое ухудшение здоровья индивидуумов и человеческой породы в целом. Растут также этические и юридические конфликты между больными, врачами и медициной.

Полагаем, что в самые ближайшие годы гемо-трансфузия в её современном виде исчезнет из медицины и останется лишь в её истории как яркая картина поисков, заблуждений и сравнительно редких удач.

Гемотрансфузия цельной донорской кровью исчезнет совсем, постепенно будет уходить в прошлое и инфузия компонентов или препаратов, полученных из донорской крови. Редкие вынужденные трансфузии донорской крови будут введены в клинические и юридические рамки трансплантации органов с чёткими показаниями, технологией и оформлением.

Аутогемотрансфузия и реинфузия в ходе операций станет столь же рутинной, как анестезия и остановка операционного кровотечения.

Методы сбережения крови и индивидуализированная стимуляция гёмопоэза, — причём именно тех компонентов крови, которые необходимы больному, — станут главными методами альтернативными гемотрансфузии.

Бескровная хирургия — это совокупность принципов и методов, направленных на максимальное сбережение собственной крови оперируемого больного.

Ростки бескровной хирургии возникли уже сегодня, и в начале третьего тысячелетия они укрепятся и расцветут.

Древние говорили, что хорош тот пророк, который пророчит хорошее. Автору, специалисту по медицине критических состояний, так редко приходится делать оптимистические прогнозы и так хочется оказаться хорошим!

Поэтому в данной работе, представляемой читателю, мы намерены показать, что история гемотрансфузии, современные данные по клинической физиологии кровопотери, анемии и геморрагического шока, растущие возможности в производстве кровезаменителей, развивающиеся транс-фузионная техника, а также методы эффективного управления гемопоэзом — всё это позволяет рассчитывать, что высказанный в последнем году текущего тысячелетия прогноз оправдается.

Пока он не состоялся, мы хотели бы рассмотреть в этой работе три главных идеи:

  1. гемотрансфузия всегда вызывает ятрогенное поражение
  2. показания к гемотранфузии могут и должны быть сокращены
  3. права больных, отказывающихся от гемотранс фузии, охраняются законом.

Мы начнём рассуждения по перечисленным идеям с Истории гемотрансфузии.

В книге «Кровопотеря и гемотрансфузия» обсуждаются проблемы клинической физиологии и интенсивной терапии кровопотери и геморрагического шока, основанные на современных принципах. Рассматриваются новые взгляды на показания к гемотрансфузии, её клиническая физиология, связанные с нею неизбежные ятрогенные поражения и возможности отказа от гемотрансфузии.

В книге обсуждаются альтернативные методы, позволяющие во многих случаях избежать гемотрансфузии с её многочисленными опасностями.

Книга «Кровопотеря и гемотрансфузия» предназначена для клиницистов всех специальностей и студентов-медиков старших курсов.

Среднее специальное образование медицинского профиля

преподаватель ЛАГОДИЧ Леонтий Григорьевич, врач-хирург

1. Колб Л.И., Леонович С.И., Яромич И.В. Общая хирургия.- Минск: Выш.шк., 2008 г.

2. Грицук И.Р. Хирургия.- Минск: ООО «Новое знание», 2004 г .

3. Дмитриева З.В., Кошелев А.А., Теплова А.И. Хирургия с основами реаниматологии.- Санкт- Петербург: Паритет, 2002 г .

Когда можно и нужно, а когда нельзя переливать кровь?

Переливание крови является достаточно важной процедурой, в основу которой входит трансплантация живой ткани человека. В частности речь пойдет о переливании крови. Данный метод очень широко распространился в медицинской практике. На сегодняшний день данный способ применяют в наиболее разных целях – лечение серьезных заболеваний, а так же в качестве профилактических мероприятий.

Из направлений непосредственно медицины это может бить переливание в хирургии, гинекологии, травматологии, онкологии и других. Из этого перечня наиболее серьезными являются переливания в онкологии, ведь в данном случае нужна не только скорая помощь больному, но и правильное лечение.

Показания к переливанию крови в данном случае более чем понятны – возмещение потерянных из-за заболевания здоровых клеток. Онкологический больной нуждается в здоровых клетках и в стимулировании работы кроветворных составляющих. Поэтому в этом случае переливание наиболее важно. Так же довольно часто переливание назначают при сильных кровопотерях, например, после тяжелой операции или родов у женщины.

Встречаются случаи, когда такая процедура проходит не очень успешно. Например, возникают послеоперационные осложнения, которые чаще всего обусловлены не правильным подбором крови. Для того, что б подобрать подходящего донора, необходимо знать группу крови и резус-фактор. Так же в этом случае немало важно помнить про некоторые показания и противопоказания к переливанию.

В медицинской практике могут встречаться и технические ошибки переливания, так как не всегда удается попасть к опытному врачу и провести трансфузия успешно. Поэтому и выясняется, что переливание крови довольно сложная и ответственная процедура, требующая профессионализма и определенных знаний.

Трансфузия проводится в исключительных ситуациях, когда простая терапия не уместна. Так же это касается вспомогательных реакций, например, после сильной кровопотери, после шока, при тяжелой анемии или после тяжелых операций.

Если было потеряно слишком много крови, то переливание необходимо проводить немедленно, что б не допустить анафилактического шока у пациента. Наиболее серьёзным случаем является ситуация, если при кровопотере остается не более 30%, поэтому необходима срочная помощь. Так же переливание крови и ее отдельных компонентов назначается при:

  • анемиях различного происхождения и на разных стадиях;
  • сложные болезни крови;
  • гнойно-воспалительные заболевания, возникшие по разным причинам;
  • тяжелые интоксикации.

ГемотрансфузияВ таких случаях главной целью переливания является возмещение недостающего объема крови или непосредственно ее отдельных компонентов. Так же немало важной задачей у медиков может быть срочное дополнение тех компонентов, которые отвечают за свертываемость крови. Такое вмешательство в организм является очень серьезным, но в некоторых ситуациях без него просто не обойтись и приходится спасать человека.

Главное, правильно подобрать группу крови и резус-фактор, чтобы не вызвать аллергических реакций у пациента во время трансфузии. Если дальнейшее лечение и восстановление вполне возможно без переливания, то лучше от этого отказаться, и выбирать более традиционные методы восстановления. Это объясняется тем, что существуют определенные противопоказания к переливанию крови. Чаще это в первую очередь касается доноров и непосредственно самого пациента.

Противопоказания касаются наличия определенных заболеваний периодического и хронического плана. Особенно опасно проводить переливание, когда существуют проблемы с работой кровеносной системы. Таким образом, можно выделить определенные ситуации, при которых переливание категорически запрещается. Это:

  • септический эндокардит;
  • декомпенсация сердечной деятельности при миокарде, пороке сердца или миокардиосклерозе;
  • гипертония третьей степени;
  • нарушение мозгового кровообращения;
  • тромбоэмболическая болезнь;
  • различная аллергия;
  • тяжелая печеночная недостаточность;
  • общий амилоидоз;
  • бронхиальная астма;
  • острый гломерулонефрит.

ГемотрансфузияКроме того, что есть определенные противопоказания, существует еще ряд реципиентов, организм которых может не перенести аллергологический и трансфузиологический анамнез. К группе таких людей можно отнести тех, кто:

  • более чем три недели назад подвергался уже переливанию крови, и было сопровождение некоторыми реакциями;
  • все женщины, которые перенесли не удачные роды или выкидыш;
  • больные, у которых уже имеется раковая опухоль на стадии распада, а так же различные заболевания крови или длительные нагноительные процессы.

В таких случаях необходимо в обязательном порядке предупредить врача о наличии тех или иных заболеваний. Если сам пациент этого сделать не может, то врач на основании знаний к показаниям и противопоказаниям переливанию должен сам провести соответствующие анализы и определить, можно ли этому пациенту делать трансфузию или нет.

У больного обязательно необходимо определить группу крови и резус-фактор, чтобы правильно подобрать донора. Так же в обязательном порядке нужно провести все исследования работы сердечно-сосудистой системы, мочевыводящих путей, дыхательной системы, дабы сразу же определить существуют какие-либо противопоказания.

До переливания за 2 дня нужно провести предварительный анализ крови на выявление аллергических реакций. Перед самой процедурой трансфузии больной должен полностью опустошить мочевой пузырь и кишечник. Возможно, потребуется поставить клизму для тщательного опустошения. Лучше всего это делать натощак или сразу после легкого завтрака.

Не менее важным обязательством является правильный выбор трансфузии, так как существует несколько способов. Например, это может быть переливание при лечении анемии, тромбоцитопении, лейкопении и непосредственно при нарушении свертываемости крови. При выявлении определенных заболеваний, можно назначить компонентное переливание крови, то есть непосредственно делать акцент на лейкоцитах, тромбоцитах, эритроцитах или непосредственно самой плазме крови. Все остальные компоненты, отправляются обратно в лабораторию для хранения, так как и другие части могут понадобиться больному для трансфузии.

В медицинской практике было уже установлено, что концентрированные компоненты приносят намного больше пользы больному по сравнению с общим переливанием крови. Общая трансфузия будет не менее важна при хронических заболеваниях, дабы дополнить общее состояние крови или при сильных кровопотерях. Например, при введении нескольких миллилитров компонентной крови можно дополнить необходимую функциональную часть в кровеносной системе. В другом случае понадобится не менее литра всей крови, чтобы помочь больному.

Еще достаточно часто в медицинской практике используют специальный фибриноген – препарат крови, которого будет достаточно всего 10 – 12 г. Стоит отметить, что противопоказания существуют непосредственно к переливанию общей крови, так как больному могут не подойти новообразовавшиеся антитела. Такие последствия особенно опасны, так как могут вызвать аллергическую реакцию на такую же кровь при повторном переливании. Поэтому, цельную кровь лучше переливать сугубо в исключительных ситуациях. Например, при сильных кровопотерях или искусственном кровообращении во время сложной операции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *